Главная История отечественного государства и права Статьи - ИОГП Исторические предпосылки принятия свода основных государственных законов 1906 года

Исторические предпосылки принятия свода основных государственных законов 1906 года

При рассмотрении политической ситуации в европейских государствах начала ХХ века сразу бросаются в глаза специфические особенности Российской империи. В то время как повсюду в Европе государственная власть развивалась в направлении парламентаризма и выборных структур, Российская империя оставалась последним оплотом абсолютизма, а власть государя не ограничивалась никакими выборными органами. Абсолютные прерогативы царя ограничивались всего лишь двумя условиями: ему вменялось в обязанность неукоснительно соблюдать закон о престолонаследии и исповедовать православную веру. Незыблемость царской власти делала невозможным введение конституционного строя.

В управлении страной царь опирался на централизованный и строго иерархичный бюрократический аппарат, возникший еще в ХVIII столетии: министров и советников, назначаемых им самим, и консультативные органы, в которые входили высшие представители двора и бюрократии. Государственный совет был законосовещательным органом, а члены его, чиновники высшего ранга, назначались пожизненно. Исполнительным органом самодержавного государства был Совет министров, созданный при Александре I, который выполнял также и консультативные функции. Сенат к тому времени фактически превратился в орган, выполняющий функции Верховного суда. Сенаторы должны были обнародовать законы, разъяснять их, следить за их исполнением и контролировать законность действий представителей власти на местах.

Вступление на престол Николая II (1894 г.) пробудило надежды тех, кто по прежнему стремился, беря за образец общественные ценности современных промышленно развитых стран, к реформам, таких, как отделение религии от государства, гарантия основных свобод, наличие выборных органов власти, национальный суверенитет. В адрес царя поступали прошения, в которых земства высказывали надежду на возобновление и продолжение реформ, предпринятых в 60-70 гг.  29 января 1895 года Николай II в своей речи перед представителями земств категорически отказался от каких бы то ни было уступок. На рубеже веков у царской власти была лишь одна насущная политическая задача - во что бы то ни стало сохранить самодержавие.

Однако после экономического подъема 1895-1899 гг. произошел значительный спад производства, который распространился на Западную Европу и Соединенные Штаты. Рынок капиталовложений резко сократился, и кризис сильно ударил по экономике России, так как промышленные предприятия страны только недавно встали на ноги и нуждались еще в значительных банковских кредитах. Недавно построенные заводы вынуждены были в 1900-1901 гг. резко сократить производство, а то и вовсе остановить его. Осенью 1899 гг. в Санкт-Петербурге на бирже было объявлено о крахе двух крупных промышленников, что наделало много шума и cвидетельствовало о наступлении тяжелых времен. Российское правительство потеряло возможность получать иностранные займы, следствием чего явилось немедленное сокращение государственных заказов. Таким образом, кризис обнаружил хрупкость промышленных отраслей,  державшихся на государственных заказах и обслуживающих строительство железных дорог.

1900-1901 годы оказались неурожайными и мало результативными. Повсюду в деревне давало себя знать перенаселение. И так уже нищенская оплата сельских тружеников упала еще ниже; традиционная задолженность крестьян-бедняков усилилась. Даже крупные помещики почувствовали на себе последствия кризиса: мировые цены на зерно снизились, что заметно повлияло на их доходы, так как внутренний рынок был не велик.

Лишенные возможности модернизировать свои хозяйства, доведенные до нищеты перенаселением и низкими урожаями, крестьяне вынуждены были по высоким ценам арендовать земли у помещиков или захватывать их силой. В 1902 г., впервые с 1861 г., поднялась целая волна беспорядков в деревне.

С новым подъемом экономического производства, наметившимся в 1903 году, вновь начались волнения среди городских рабочих. За один только 1903 год в забастовках приняли участие более 200 тыс. рабочих. Официальные правительственные профсоюзы оказались не у дел вследствие стихийных «неподконтрольных» забастовок, охвативших юг России в 1903 г. Волнения коснулись и студентов - наследников разночинной интеллигенции 1860-1870 годов, - число которых неуклонно увеличивалось. Студенчество не хотело мириться со «строгим ошейником» высших учебных заведений, лишенных всякой самостоятельности. Изначально поводом для студенческих волнений стал университетский устав 1884 г., значительно ограничивший автономию вузов. В конце 1901 г. правительство издает «Временные правила о студенческих учреждениях» (кассах взаимопомощи, кружках и пр.), пытаясь частично удовлетворить требования студентов. Однако студенческое движение, приобретшее к тому моменту политический характер и окраску, сдерживать на революционной волне было уже сложно.

«Своими запретительными мерами правительство  по сути дела толкало  граждан в ряды  оппозиции,  где  они   становились  восприимчивыми  к   экстремистским лозунгам. Например,  законы 1880-х  гг. запрещали  студентам объединяться  в какие-либо  ассоциации.  Одиночество,  нужда  и  естественная  жажда общения неизбежно  приводили  к  тому,  что  молодые  люди  искали  компании   своих сверстников  и  в  нарушение  закона  создавали сообщества, которые не могли существовать иначе, как подпольно, а потому в них легко проникали радикалы и начинали   ими   верховодить.   Так   же   обстояло   дело   и   с  трудовым законодательством. Строжайший запрет на создание рабочих ассоциаций  обращал даже  самую  безобидную  профсоюзную  деятельность  в  антиправительственное преступление. Рабочих, интересы которых в противном случае ограничивались бы самообразованием  и  улучшением  своего  экономического положения, толкали в объятия радикальных студентов, которым они в принципе не доверяли и  которых недолюбливали. Таким образом, трудами самого правительства было совершено на первый  взгляд   невозможное:  сложился   союз  представителей   всех  слоев общественного мнения, от  славянофилов справа до  социалистов-революционеров слева, который  под именем  Освободительного Движения  сумел в  1902-1905 гг. вырвать у правительства конституцию». Современник, Макс Вебер, придерживается другого мнения: «Манифест 17 октября должен был принести успокоение, но этого не произошло. Курс ценных бумаг продолжал падать. Кровавая трагикомедия в Москве, напротив, привела к повышению курса: обладатели российских ценных бумаг тоже хотели "порядка", и граф Витте обронил двусмысленные слова, что, дескать, император может "взять назад" свои обещания. Но этот "пробный шар" не встретил радушного приёма. В начале и середине января газета "Новое Время" день за днём телеграфировала из Лондона, что в банковских кругах российский кредит будет устойчив только в том случае, если Россия перейдет к "конституционному" правлению».

15 июля 1904 г. эсером Сазоновым Е.С. был убит министр внутренних дел Плеве В.К. Смерть настигла высшего сановника, с которым Николай II связывал надежды «не только на твердость, а и крутость» во внутреннем курсе. Близкий ко двору генерал Киреев А.А. называл покойного «последним нашим козырем» . Трагическая кончина Плеве В.К. означала не только уход из политики одного из умнейших и решительнейших защитников старого режима, но и символизировала завершение эпохи «бескомпромиссного консерватизма». Это событие продемонстрировало бесперспективность силовых методов борьбы с «крамолой», отождествлявшейся как с революционным движением, так и с весьма умеренной либеральной оппозицией.

Страну захватило «классовое смятение», положение, в котором оказалось самодержавие в результате собственной непреклонности и отказа от каких бы то ни было реформ и уступок. Хотелось бы при этом заметить, что возрастание уровня национального самосознания народа закономерно влечет за собой выдвижение соответствующих требований, начиная с культурно-национальной  автономии, права на самоопределение, вплоть до отделения. В начале ХХ века Россия оставалась единственной из ведущих капиталистических держав,  в которой не было ни парламента, ни легальных политических  партий,  ни  правовых  (сопоставимых с уровнем развития других государств) свобод граждан.  В политической области налицо было противоречие между  властью  и формирующимся гражданским обществом. Создание условий для правового государства  являлось  одной из важнейших задач,  от которой во многом зависело разрешение других противоречий в России.

Свод Основных Государственных законов стал, как нам кажется, своеобразным звеном между старыми и новыми формами устройства. Революция 1905 г. дала возможность России сделать еще один шаг для превращения феодальной монархии в буржуазную. Основные Государственные законы были приняты 23 апреля 1906 года. Они подвели своеобразный  итог  проведенных преобразований всех уровней верховной власти. Хотя Основные законы не претендовали на статус Конституции, они несли определенное значение  по своей сути и в собственном назначении как закона. Французская декларация прав человека тоже не называлась конституцией, но знаменовала собой наступление новой конституционной эры.

Подытоживая главу, хочется заметить: в историческом смысле все события, происходившие в данный период времени в нашей стране, вполне закономерны и могут быть сравнимы с подобными же историческими событиями в зарубежных странах. Однако, учитывая национальные особенности, слабые позиции русской буржуазии, было бы сложно предполагать, что переход от монархии к буржуазным отношениям мог состояться в той же мере и степени, что и в странах Европы. Вот почему Свод Основных законов не смог стать решающей точкой или отправным положением в рождении новых классовых отношений и форм правлений в России.



 

Опрос

Учебные материалы по каким разделам хотели бы вы видеть?
 


Главная История отечественного государства и права Статьи - ИОГП Исторические предпосылки принятия свода основных государственных законов 1906 года